Михаил Горбачев (р. 1931) - Великие люди - ГДЗ,ГИА,ЕГЭ,Биографии,Шпаргалки,Решебники-СПИШИ ВСЁ!
Быстрый переход: ЕГЭ 2013 ГИА 2013 2 класс 4 класс 5 класс 6 класс 7 класс 8 класс 9 класс 10 класс 11 класс

  • Мы Вк
  • Добавить в избраное
·

Великие писателиВеликие людиВеликие учёные
Великие музыканты
Биографии » Великие люди » Михаил Горбачев (р. 1931)

Михаил Горбачев (р. 1931)

Опубликовал(а): Brandy 27-02-13
Перейти к комментариям (0) Оставить комментарий


Важнейшим политическим событием за последние сорок лет является распад Советского Союза и развал коммунизма. Это движение — которое в течение десятилетий угрожало поглотить весь мир — разрушилось с пугающей скоростью и теперь, кажется, годится лишь для «мусорного ящика истории». В этом потрясающем развале и падении главной фигурой является один человек: Михаил Горбачев, человек, возглавлявший Советский Союз на протяжении последних шести лет его существования (1985–1991).

Горбачев родился в 1931 году в селе Привольное в Ставропольском крае на юге России. Его детство совпало с наиболее жестоким периодом диктатуры Иосифа Сталина, одного из самых кровавых тиранов в истории. Дед Михаила Горбачева Андрей девять лет провел в сталинских лагерях и был освобожден только в 1941 году, всего за несколько месяцев до нападения Германии на СССР. Сам Михаил был слишком молод, чтобы принять участие во второй мировой войне, но его отец служил в армии, а старший брат погиб во время боевых действий. Село Привольное было почти восемь месяцев оккупировано немцами. Ни один из этих фактов, однако, не задержал развитие карьеры Горбачева. Он с отличием закончил школу, в пятнадцать лет вступил в комсомол (Коммунистический союз молодежи), а потом четыре года работал комбайнером. В 1950 году Горбачев поступил в Московский государственный университет на юридический факультет и закончил его в 1955 году. Там (в 1952 году) он вступил в Коммунистическую партию и встретился со своей будущей женой Раисой Максимовной Титоренко. Незадолго до окончания университета они поженились. У них есть дочь Ирина.

Получив юридическое образование, Горбачев вернулся в Ставрополь и начал свое постепенное восхождение через партийную бюрократию. В 1970 году он стал первым секретарем областного комитета партии, а на следующий год его выбрали членом Центрального комитета Коммунистической партии.

Горбачев сильно продвинулся в 1978 году, когда переехал в Москву и стал секретарем Центрального комитета по сельскому хозяйству. В 1979 году он стал кандидатом в Политбюро (управляющий орган Советского Союза), а в 1980-м — полноценным членом Политбюро. Все эти продвижения произошли в период (1964–1982), когда СССР возглавлял Леонид Брежнев. После его смерти короткие периоды Советским Союзом управляли Андропов (1982–1984) и Черненко (1984–1985). Именно в эти годы Горбачев стал видным членом Политбюро. 11 марта 1985 году Черненко умер, и на следующий день Горбачев был назначен Генеральным секретарем. (Политбюро провело тайное голосование, и ходят слухи, будто Горбачев лишь на несколько голосов опередил Виктора Гришина — весьма консервативную фигуру. Как могут изменить историю два или три голоса!) В отличие от большинства советских руководителей перед тем как стать партийным лидером, Горбачев ездил по различным странам (Франция, 1966 год, Италия, 1967, Канада, 1983, Англия, 1984). Поэтому, когда его выбрали, многие на Западе надеялись, что он будет более современным и либеральным руководителем СССР, чем его предшественники. Так и получилось, но никто не ожидал такой скорости и масштабов проведенных им реформ.

Когда Горбачев пришел к власти, Советский Союз столкнулся со множеством проблем, и все они обострялись огромными финансовыми затратами на вооружение. В надежде прекратить гонку вооружений, Горбачев быстро принял предложение американского президента Рональда Рейгана провести встречу. Два лидера вели переговоры четыре раза: в Женеве (1985), в Рейкьявике (1986), в Вашингтоне (1987) и в Москве (1988). Наиболее драматичным результатом был Договор об ограничении вооружений, подписанный в декабре 1987 года. Это был первый договор, действительно снизивший количество ядерного вооружения, которым обладали великие державы. Фактически был уничтожен весь класс ракет среднего радиуса действия! Другим действием, ослабившим международное напряжение, явилось решение Горбачева вывести советские войска из Афганистана. Советская армия вторглась в эту страну в 1979 году во время правления Брежнева, и сначала добилась значительного военного успеха. Но после решения Рейгана поддержать афганских партизан ракетами «стингер» (которые значительно снизили эффективность советских военно-воздушных сил), ход военных действий изменился, и Советы ввязались в долгую, бессмысленную кампанию. Внешний мир всегда резко критиковал советское вторжение в Афганистан, и сама была непопулярна среди советских людей, но Брежнев, Андропов и Черненко (а сначала и Горбачев тоже) не хотели выводить войска, боясь потерять авторитет. Наконец Горбачев решил прекратить потери и в начале 1988 года подписал соглашение о выводе всех советских войск из Афганистана. (Вывод закончился к оговоренной дате в феврале 1989 года.)

Эти изменения во внешней политике были драматичными, но основные усилия Горбачев посвятил внутренним делам. С самого начала он увидел, что требовалась главная программа — «перестройка», — чтобы привести в порядок слабую советскую экономику. В качестве одного из аспектов перестройки власть Коммунистической партии при новом генеральном секретаре (раньше партия осуществляла фактически полный контроль над советским правительством) значительно ослабла. В экономике перестройка включала легализацию частных предприятий в некоторых областях. Следует отметить, что Горбачев всегда настаивал на том, что он был лояльным последователем Маркса и Ленина, твердо верил в социализм. Его цель, говорил он, просто реформировать коммунистическую систему так, чтобы она могла работать лучше. Возможно, самой революционной его реформой явилась политика гласности, которую Горбачев объявил в 1986 году. Одним аспектом гласности были открытость и прямота в отношении всего, что касалось деятельности правительства и событий, вызывавших интерес в обществе. Другим аспектом явилось разрешение отдельным людям или изданиям открыто обсуждать политические вопросы. Публикация мнений, выражение которых всего несколько лет назад привело бы к тюремному заключению (а возможно, и к смертному приговору в эпоху Сталина!), при гласности стала обычным делом. Советские журналы могли теперь критиковать политику правительства, Коммунистическую партию, высоких правительственных чиновников и даже самого Горбачева!

Другой важный шаг в демократизации СССР был сделан в 1989 году, когда состоялись народные выборы нового советского парламента, Совета народных депутатов. По западным понятиям это не были свободные выборы. 90 процентов кандидатов относились к правящей Коммунистической партии, и никаких других партии не разрешалось. Но выборы проводились с помощью секретных бюллетеней, никто не вмешивался в выбор кандидатов, и подсчет голосов проводился честно. Данные выборы были наиболее приближены к свободным, с тех пор как в 1917 году коммунисты пришли к власти. Результаты выборов подошли близко — настолько близко, насколько позволила власть, — к голосованию за «недоверие» Коммунистической партии. Множество старых лидеров (включая тех, кто не показывал себя оппозиционером новым веяниям) были отправлены в отставку, а членами советского парламента оказались несколько диссидентов.

Несмотря на такие впечатляющие реформы в СССР, никто не ожидал столь радикальных перемен, которые произошли в Восточной Европе с 1989 по 1990 год. Весь этот район был занят русскими войсками во время второй мировой войны, и в 40-х годах в шести странах были установлены коммунистические режимы, на самом деле подчиняющиеся Советскому Союзу, — в Болгарии, Румынии, Польше, Венгрии, Чехословакии и Восточной Германии. Эти режимы были очень непопулярными, но их лидеры, опираясь на тайную полицию и армию, продержались у власти более сорока лет. Даже когда народному восстанию удалось свергнуть одного коммунистического тирана — как это произошло в Венгрии в 1956 году, — советские войска вскоре восстановили власть коммунистов. Хотя выборы в Польше в 1989 году ясно показали, как непопулярна в этом регионе коммунистическая партия, даже еще в сентябре 1989 года казалось, что коммунисты — и русские в том числе — уверенно контролируют Восточную Европу. Однако к концу года вся система рассыпалась, как карточный домик от урагана.

Неприятности начались в Восточной Германии. С тех пор как в 1961 году была воздвигнута знаменитая Берлинская стена, многие восточные немцы хотели сбежать на Запад и многие погибли при попытке выбраться на свободу. В течение нескольких десятков лет эта стена была мрачным символом того, что Восточная Германия — и фактически все коммунистические режимы — мало чем отличались от лагерей для заключенных. Не могли восточные немцы проникнуть на Запад и в других местах, поскольку их правительство закрыло всю границу, возвело ограждения из колючей проволоки с сигнализацией, военными патрулями и минными полями. Однако в 1988 и 1989 годах многие восточные немцы смогли бежать в Западную Германию окольным путем, то есть сначала переехав в другую страну (что было законным) и оттуда уже на Запад.

В октябре 1989 года Эрих Хонеккер — убежденный коммунист, управлявший Германией в течение многих лет, — попытался закрыть и этот окольный путь. Через несколько дней в Восточном Берлине прошли массовые демонстрации протеста против его действий. Во время этого кризиса Горбачев посетил Берлин, попросил Хонеккера не тянуть с реформами, предупредил, чтобы демонстрации не подавлялись силой, и дал понять, что советские войска (а их на территории Восточной Германии тогда было 380 000) не будут использованы против немецкого населения. Эти замечания Горбачева предотвратили кровавую бойню, которую могли устроить восточногерманские полиция и армия, и в то же время подняли дух протестующих. В течение нескольких дней в различных городах Восточной Германии прошла серия массовых демонстраций. Через две недели Хонеккер был вынужден уйти в отставку. Однако поскольку его преемник (Эгон Кренц) тоже был коммунистом, а границы остались закрытыми, демонстрации продолжались. Наконец 9 ноября Кренц объявил, что Берлинская стена будет открыта и восточным немцам позволят свободно ездить на Запад. Лишь немногие объявления вызывали такое ликование и такие глубокие последствия. В течение нескольких дней миллионы восточных немцев устремились через границу посмотреть собственными глазами, на что похожа жизнь на Западе.

Увиденное убедило их, что сорокачетырехлетнее правление коммунистов лишало их свободы и процветания. Открытие Берлинской стены подтвердило знаменитое изречение философа — на самом деле важны не факты, а то, как люди их видят. В первые несколько дней после заявления Кренца стена существовала физически, и в принципе правительство Восточной Германии могло в любой момент снова закрыть границу. Но люди вели себя так, будто эта граница была открыта навсегда; и поскольку все реагировали таким образом, эффект был такой, как если бы стену убрали физически! По всей Европе на открытие Берлинской стены люди прореагировали так, как население Франции два века назад на разрушение Бастилии: это было драматическое свидетельство, что тираны потеряли свою силу.

В одной стране за другой люди восставали против своих хозяев и свергали коммунистические режимы, под гнетом которых они находились, так много лет. В Болгарии быстро заставили уйти в отставку Тодора Живкова, который управлял страной железной рукой тридцать пять лет. Через неделю начались массовые демонстрации в Праге, столице Чехословакии. 10 декабря они привели к отставке президента Густава Гусака и уничтожению власти коммунистической партии. Вскоре Гусака на посту президента сменил Вацлав Гавел, выдающийся диссидент, который провел несколько первых месяцев этого же года в тюрьме как политический заключенный! Еще большие перемены прошли в Венгрии. Там правительство разрешило оппозиционные партии в октябре 1989 года. Затем на свободных выборах 26 ноября эти партии решительно победили коммунистов, которые потеряли власть без кровопролития. В Польше события развивались быстрее, и в конце года победившие антикоммунисты решили полностью сокрушить социализм и с 1 января 1990 года ввести рыночную экономику. Эгон Кренц в Восточной Германии, возможно, надеялся, что, открыв границы, он успокоит оппозицию и прекратит протесты. Это не сработало. Протесты продолжались, и 3 декабря 1989 года Кренц ушел в отставку. Четыре дня спустя правительство согласилось провести свободные выборы (в которых — и это неудивительно — коммунисты потерпели полное поражение). Последним оплотом была Румыния, где жесткий диктатор Николае Чаушеску решил остаться у власти. Когда 15 декабря в Тимишоаре начались демонстрации против его правления, он стал стрелять по демонстрантам. Но возмущенное население не отступило. Демонстрации продолжались и вскоре перекинулись на другие города. 25 декабря Чаушеску был свергнут, арестован и казнен. Так пал последний оплот коммунизма в Восточной Европе.

Эти события — важные сами по себе — вскоре привели к: 1) выводу советских войск из Чехословакии и Венгрии; 2) общим выборам в освободившихся странах (в целом коммунистические партии получили очень мало голосов); 3) поражению марксизма в нескольких других странах, бывших союзниками СССР (например, Монголия и Эфиопия); 4) объединению Германии (закончившемуся в октябре 1990 года).
Более важным, чем эти перемены, однако, был рост национальных движений внутри СССР. Несмотря на свое название Советский Союз никогда не был добровольным союзом. Скорее, он был преемником Российской империи, которой правил царь: группу народов объединили в результате завоеваний. Многие из этих народов желали независимости, так же как население старых британской, французской и голландской империй хотело свободы. При железном правлении Сталина или других, менее жестоких, но тоже жестких руководителей страны нельзя было выразить публично эти желания. Но при горбачевской гласности было разрешено упоминать о них, и вскоре поднялись организованные движения. Было неспокойно в Эстонии, Латвии, Молдавии и в нескольких других республиках; но критической точки напряжение достигло в крошечной Литве.

11 марта 1990 года после всеобщих выборов, в которых главным пунктом стоял вопрос отделения, литовский парламент решительно объявил полную независимость страны от Советского Союза. Формально литовцы были правы: в течение десятилетий советская Конституция включала право республик на самоопределение. Однако до Горбачева всегда было понятно, что любая попытка воспользоваться этим правом будет жестоко подавлена с плачевными последствиями для тех, кто эту попытку предпримет. Реакция Горбачева была интересной. Он сразу объявил решение литовцев незаконным, стал грозить серьезными последствиями, если те не откажутся от своей позиции, объявил экономическую блокаду и провел парадом через литовскую столицу советские войска, чтобы показать свою силу. Но Горбачев не стал подавлять восставшую провинцию силой, не расстрелял и не посадил в тюрьму литовских лидеров (как наверняка поступил бы Сталин). Литва — маленькая республика и сама по себе ни экономически, ни с военной точки зрения не была важной для Советского Союза. Однако поданный ею пример имел большое значение. Когда попытку литовцев не подавили, возросли надежда и отвага националистов в других советских республиках. В течение двух месяцев парламент Латвии также принял декларацию независимости от СССР. Затем 12 июня 1990 года РСФСР (самая большая республика Советского Союза) объявила свой суверенитет — не совсем декларацию независимости, но довольно близко к ней. К концу года последовали декларации о суверенитете или независимости всех пятнадцати республик.

Вполне естественно, эти огромные перемены, обусловленные действиями Горбачева (и пассивностью в критические моменты), вызывали недоверие у коммунистов и военных старой формации. В августе 1991 года некоторые из них предприняли попытку государственного переворота. Горбачева арестовали, и казалось, что заговорщики смогут повернуть вспять его реформы. Однако другие известные лидеры Советского Союза — в основном, Борис Ельцин, глава Российской республики, — оказали сопротивление заговорщикам, и переворот за несколько дней захлебнулся. После падения заговорщиков события развивались с поразительной быстротой. Коммунистическую партию отстранили от власти, ее деятельность была прервана, а имущество конфисковано. Более того, к концу года все республики СССР отделились, и Советский Союз формально развалился. Лидеры, хотевшие просто реформировать коммунистическую систему, были быстро смещены теми — например, Ельциным — кто хотел уничтожить ее полностью. Сам Горбачев ушел в отставку в декабре 1991 года.

Итак, мы подходим к вопросу: в какой степени Горбачев лично ответственен за перемены, происшедшие за годы его правления? Под его руководством в СССР были проведены различные реформы. Однако мне кажется, в этом мало его заслуг. В основном они были вызваны очевидным провалом советской системы и оказались слишком слабыми и слишком запоздалыми. Фактически бедственное состояние советской экономики стало главной причиной падения Горбачева. С другой стороны, он заслуживает большого признания за свою роль в освобождении Восточной Европы. Шесть стран освободились из-под контроля Советского Союза, и вряд ли это уже можно изменить. Нельзя сомневаться и в том, что на дальнейшие события тоже повлиял Горбачев. Движения за реформы в Восточной Европе стимулировались либерализацией внутри самой России, ободрялись заявлениями ее лидера, что он хочет, чтобы восточноевропейские страны шли своим путем. Более того, в критический момент — в октябре 1989 года, когда в Восточной Германии начались массовые демонстрации, — Горбачев вмешался лично. В похожих ситуациях его предшественники призывали на помощь войска и с жестокостью подавляли восстания. Но в октябре 1989 года Горбачев решил убедить режим Хонеккера не разгонять демонстрации силой. Мы видим последствия этого решения. Точно так же его решение не использовать силу, чтобы подавить выступление в Литве, довольно быстро привело к отделению других советских республик.

Важным было влияние Горбачева на сокращение вооружений и окончание холодной войны. Многие полагали, что большая заслуга в этом принадлежала Рональду Рейгану. Прежде всего, продемонстрировав, что Соединенные Штаты гораздо более способны выносить затраты на гонку вооружений, чем Советский Союз, он сыграл важную роль в убеждении советских лидеров, что они должны прекратить холодную войну. Существовало мнение, что, по крайней мере, нужно разделить заслугу за Договор о сокращении вооружений поровну между Горбачевым и Рейганом, поскольку для соглашения нужны две стороны. Такой взгляд был бы правильным, если бы холодная война приносила одинаковые неприятности СССР и США. В действительности было по-другому. Холодная война была вызвана боязнью экспансии Сталина и американской защитной реакцией. Пока советские лидеры держались за свою мечту установить коммунизм во всем мире, у Запада не было способа (кроме как сдаться) прекратить конфликт. Когда появился советский лидер, который отказался от этой цели, казавшаяся бесконечной холодная война закончилась.

Еще большего признания Горбачев заслуживает за политические перемены внутри Советского Союза. Уменьшение власти коммунистической партии, рост гласности, замечательное объявление свободы печати и слова, общая демократизация страны — ничего бы этого не произошло, если бы не Горбачев. Никакое народное давление не заставляло его объявить гласность. Не была она и политикой, на которой настаивали другие члены Политбюро. Эта идея принадлежала Горбачеву. Он провозгласил ее и продолжал поддерживать, несмотря на значительные возражения. Гласность, возможно, больше всего остального обусловила окончательный распад Советского Союза. То, что эта революционная перемена произошла без каких-либо значительных кровопролитий (по крайней мере, до сих пор), является замечательным явлением, причем благодаря немалой роли политики Горбачева и его руководства. Замечено, что большая часть деятельности Горбачева (объединение Германии, распад Советского Союза, поражение коммунизма) не планировалась им специально. Так можно сказать, но это не принижает его значения. Влияние политического лидера — или кого-либо другого — определяется эффектом его действий, а не намерений. Многие другие, конечно (в большинстве своем горячие антикоммунисты), ускорили поражение марксизма, экс-коммунисты, такие как Артур Кестлер и Уиттакер Чемберс, которые показали Западу истинную природу коммунистической системы; советские диссиденты Андрей Сахаров и Александр Солженицын, которые рискнули жизнью, чтобы говорить о свободе в самой России, партизаны в Афганистане, Анголе и Никарагуа, которые отважно сражались, чтобы коммунисты не пришли к власти в этих странах; и политические лидеры Соединенных Штатов Гарри Трумен и Рональд Рейган, которые использовали американское оружие, финансовые ресурсы, пример американской свободы и процветания для того, чтобы оказать сопротивление распространению коммунизма по всему миру и окончательно победить его.

И все-таки, несмотря на усилия всех этих людей (и многих других), когда Горбачев пришел к власти в 1985 году, никто не ожидал, что конец эры коммунизма так близок. Если бы тогда главой СССР был избран кто-то вроде Ленина или Сталина, такое репрессивное правительство могло еще действовать, а холодная война — продолжаться. Однако не Сталина, а Михаила Горбачева выбрали в 1985 году главой Советского Союза. Хотя он никогда не намеревался развалить СССР и коммунистическую партию, которая находилась у власти почти со времени ее создания, проводимая им политика и приведенные им в движение силы дали этот результат. Если не учитывать его намерения, Горбачев безвозвратно изменил мир
Великие люди | Просмотров: 584

Не пропусти!

ЧаВо

Для отправки комментария Вы должны авторизоваться